Список форумов МЕТЕОРИТЫ. РУССКОЕ ОБЩЕСТВО ЛЮБИТЕЛЕЙ МЕТЕОРИТИКИ МЕТЕОРИТЫ. РУССКОЕ ОБЩЕСТВО ЛЮБИТЕЛЕЙ МЕТЕОРИТИКИ


ПЕРЕЙТИ НА САЙТ ЛАБОРАТОРИИ МЕТЕОРИТИКИ ГЕОХИ РАН

 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

НАУЧНАЯ АВТОБИОГРАФИЯ РОМАНА ЛЬВОВИЧА ХОТИНКА

 
Этот форум закрыт, вы не можете писать новые сообщения и редактировать старые.   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов МЕТЕОРИТЫ. РУССКОЕ ОБЩЕСТВО ЛЮБИТЕЛЕЙ МЕТЕОРИТИКИ -> ПРИЛОЖЕНИЕ. Из архива Романа Львовича Хотинка
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Кирилыч
Site Admin


Зарегистрирован: 25.08.2004
Сообщения: 2126
Откуда: Звенигород-Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 24, 2008 10:39 am    Заголовок сообщения: НАУЧНАЯ АВТОБИОГРАФИЯ РОМАНА ЛЬВОВИЧА ХОТИНКА Ответить с цитатой

А ДЛЯ ЗВЕЗДЫ, ЧТО СОРВАЛАСЬ И ПАДАЕТ ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ, ОСЛЕПИТЕЛЬНЫЙ МИГ...

Научная автобиография Романа Львовича Хотинка

Родился я в Москве 2 апреля 1928 г. у Яузских ворот. С детства увлекся астрономией - еще до войны ходил с мамой в планетарий, который всегда производил неизгладимое впечатление. С 1936 г. учился в школе № 327, что в Большом Вузовском переулке (ныне Б. Трехсвятительский), рядом со знаменитой Хитровкой - Хитровым рынком, через который я ходил с Солянки, где жил. Первая учительница, Зоя Николаевна Столярова, продемонстрировала нам "модели" смены дня и ночи, а главное - времен года. Она закрыла окна ставнями, зажгла свечку и, поворачивая глобус вокруг оси и оставляя его ось наклонной и параллельной самой себе в пространстве, стала двигать глобус вокруг свечи - Солнца, и стало ясно, как меняются времена года в Северном и Южном полушариях. Это произвело огромное впечатление, на всю жизнь. Я-то понял суть с 3-го класса, а сейчас очень многие выпускники средней школы не могут ничего подобного внятно объяснить. Еще до войны, в 1939-1940 гг., учась в 4-м классе, прочитал книги К.Э. Циолковского "Грезы о Земле и небе" и "Ракетой на Луну". Во время же эвакуации (1941-1943 гг., г. Лысьва Пермской обл.), будучи шестиклассником, целый месяц ходил не в школу, а в городскую библиотеку, и читал книги по астрономии - дома этого не знали. Мечтал, как по возвращении в Москву запишусь в астрономический кружок в планетарии, что и случилось летом 1943 г.
В 1945 г. я стал членом Всесоюзного астрономо-геодезического общества (ВАГО), где занимался в основном наблюдениями метеоров.
Много лет (1945-1968 гг.) работал в летние каникулы демонстратором-экскурсоводом - показывал в телескоп Луну, Солнце, планеты и звезды - в планетарии, ЦПКиО им. Горького, Сокольниках и Измайлове. Особенно памятна работа в сквере у Большого театра летом 1945 г., где я показывал всем желающим Луну и лунное затмение.



За работой над статьей

Самая первая моя научная статья - "Дрейф метеорных следов над Тулой" - была опубликована в 1949 г. в "Астрономическом циркуляре" № 81 и в "Бюллетене ВАГО" № 6. В последующие годы я написал множество (может быть, сотню) статей по структуре метеорных потоков, о поисках и находках метеоритов (публикации в "Бюллетене ВАГО", "Астрономическом вестнике", "Астрономическом календаре", "Земля и Вселенная", "Наука и жизнь", а также в сборнике "Метеоритика"). Моими учителями и наставниками были выдающиеся ученые В.В. Федынский, И.С. Астапович и Е.Л. Кринов. 3 октября 1949 г. я вместе с Н.И. Гришиным (будущим крупнейшим исследователем серебристых облаков) выехал в г. Ашхабад (вернее, в пос. Фирюзу), в метеорную экспедицию. Фотографирование метеоров потока Орионид проводилось из двух пунктов на базисе 25 км: Ашхабад-Фирюза. Были отсняты сотни метеоров, что явилось в то время мировым рекордом. Материалы этих экспедиций несколько лет обрабатывались в АН Туркмении.
В ноябре 1949 г. произошел курьезный случай. Я и Н.И. Гришин (1925-1998) пошли в горы Копет-Дага и незаметно для себя прошли мимо пограничников (потом мы узнали, что была тревога, потому что как раз в это время ждали английского диверсанта). Но в горах нас задержал местный охотник: он подумал, что мы и есть диверсанты-шпионы, отвел в свой аул Чули, куда вскоре приехали конные пограничники. Наши документы и командировочные удостоверения их не убедили. И только утром, когда приехал зав. астрофизической лабораторией проф. И.С. Астапович, нас отпустили. Надо сказать, что Фирюза - это граница с Ираном. Охотник был очень разочарован, т.к. и шпионов не задержал, и джейрана не подстрелил.
После экспедиции я остался в Ашхабаде и поступил на 2-й курс физмата Ашхабадского педагогического института, который окончил в 1952 г. (В 1951 г. институт преобразовали в Туркменский государственный университет, так что у меня университетский диплом.) Будучи студентом, я подрабатывал в вечерней железнодорожной школе рабочей молодежи. Старшее поколение помнит, что были такие школы, ШРМ. Преподавал физику, математику и астрономию, а по ночам наблюдал метеоры и проводил вычисления в соответствии с планами астрофизической лаборатории. Жил я прямо в здании лаборатории, в так называемой "комнате наблюдателя". Несколько раз ощущал сильные толчки, вызванные землетрясением, часто просыпался за несколько секунд до толчка, а однажды утром увидел, как лампочка, висевшая на проводе, раскачивалась с амплитудой примерно в метр. Это были остаточные толчки после сильнейшего ашхабадского землетрясения в ночь с 5 на 6 октября 1948 г., когда был разрушен город и погибли более 70 000 человек.
После окончания университета меня распределили на работу в г. Чарджоу, где я всего полгода работал учителем физики в железнодорожной школе. В феврале 1953 г. меня перевели в другую железнодорожную школу, в г. Кушку - тогда самый южный город СССР (на границе с Афганистаном). Там я проработал учителем физики и астрономии три года. Кушка - особый город. Это Марыйская область Туркменской ССР, там нет рабочих и крестьян, а есть только военные, пограничники и железнодорожники. При Доме офицеров была вечерняя школа. Вот я и работал сразу в двух школах: нагрузка - 40 уроков в неделю (при ставке 18). Кроме того, я вел астрономический кружок, а по ночам еще и наблюдал так называемые телескопические метеоры.
В апреле 1953 г. мы вместе с кружковцами проводили обстоятельные научные (а не любительские) наблюдения метеорного потока Лириды. Результаты были опубликованы в бюллетене ВАГО № 21 за 1958 г.
Летом 1955 г. я вернулся в Москву и поступил на работу в вечернюю школу Управления милиции г. Москвы. Тогда появилась установка, чтобы сотрудники милиции высшего и среднего звена имели среднее образование, так что в этой школе учились руководящие московские милиционеры - начальники многих отделений милиции и МУРа, служб охраны библиотеки им. В.И. Ленина, ВДНХ и метрополитена, - рядовых не было, в основном капитаны, майоры и полковники. Я преподавал физику и астрономию. Запомнился выпускной вечер на ВДНХ весной 1957 г. Ученики меня любили, и когда я пришел в кафе "Нива", раздалось "Ура!", меня стали качать (причем качали только меня). Хорошо запомнилось, как начальник 108-го отделения милиции помог в 1956 г. пройти в Колонный зал Дома Союзов на вечер памяти (40-летие кончины) писателя Шолома Алейхема. Там пели Поль Робсон и Нехама Лифшицайте. Весной 1957 г. я поступил на работу в Астрономический совет АН СССР (ныне Институт астрономии РАН), где занялся подготовкой к астрономическим наблюдениям спутников Земли. Первый ИСЗ был запущен 4 октября 1957 г., летом же Астросовет организовал в Фирюзе Всесоюзные курсы подготовки будущих начальников станций по наблюдениям ИСЗ, и я опять поехал в Туркмению. Лекции читали И.С. Астапович и С.А. Каплан, а я и астроном А.П. Саврухин проводили практические занятия по наблюдениям ИСЗ на фоне звездного неба (ИСЗ имитировали электрическими фонариками).
Надо отметить, что сам первый спутник (шар с антеннами) ни в натуре, ни на фотографиях никто не видел, мы принимали только его радиосигналы. Визуально и фотографически удалось пронаблюдать последнюю ступень ракеты-носителя. После каждого наблюдения утром шли на почту и передавали по телеграфу в адрес Москва-Космос координаты ИСЗ на фоне звездного неба.
Курсантов было около 150 человек (три потока) - физики и астрономы из педагогических институтов и университетов, на базе которых были организованы станции наблюдений ИСЗ. Наблюдали мы потом и второй ИСЗ. В мае 1958 г. я вернулся в Москву и организовал станцию наблюдений на крыше старого ГАИШа (Государственного астрономического института им. П.К. Штернберга) на Красной Пресне. Там и проводились наблюдения третьего ИСЗ. Фотонаблюдения велись аэрофотосъемочными камерами НАФА-Зс/25. 10 июля 1958 г. я сфотографировал сильное полярное сияние. Фото послал в ИЗМИРАН и получил благодарность от директора института Н.В. Пушкова.



Бесстрашные потомки Лаокоона

Летом 1959 г. станция наблюдений ИСЗ Астросовета была переведена на территорию Института физики атмосферы АН СССР в деревню Ново-Шихово Звенигородского района Московской обл., и я был назначен ее первым начальником. Всего я провел около 2 тыс. наблюдений спутников. Обычно для точного определения координат ИСЗ на небесной сфере, например, в Пулковской обсерватории, фиксировалось его положение относительно двух-трех звезд. Я предложил элементарный метод определения координат - по одной звезде ("Бюллетень станций оптического наблюдения ИСЗ", 1959, № 9). За активное участие в организации наблюдений ИСЗ я был дважды награжден почетными грамотами Астросовета и памятной медалью. Жить в деревне мне не хотелось, так что в конце лета 1960 г. я уволился из Астросовета и два учебных года преподавал физику в вечерней школе № 93, а в 1962 г. перешел на работу в только что открытый Дворец пионеров на Ленинских (теперь Воробьевых) Горах, Я был первым сотрудником отдела астрономии - заведовал астрокабинетом и обсерваторией, вел занятия в кружках, выезжал в экспедиции по наблюдениям серебристых облаков (в Пестово Московской обл.) и метеоров. Результаты наблюдений метеорных потоков публиковались в научных журналах ("Бюллетене ВАГО" и "Астрономическом вестнике"). В 1964-1967 гг. заведовал также астрокабинетом в Московском планетарии, продолжая наблюдения метеоров, а в 1967-1972 гг. работал методистом отдела астрономии в павильоне "Космос" на ВДНХ.
Павильоны "Космос", "Физика", "Химия" и "Биология" тогда были выставкой работ АН СССР. Пригласил меня на работу очень известный пропагандист астрономии, бывший директор Московского планетария Виктор Васильевич Базыкин (1916-1974 гг.). Мы активно наполняли содержанием павильон "Космос", который открылся к 7 ноября 1967 г. - 50-летию Октябрьской революции. На открытие приезжали Л.И. Брежнев, А.Н. Косыгин и Н.В. Подгорный.
На 17 ноября 1966 г. ожидался метеорный дождь - поток Леониды. Для его наблюдения я организовал экспедицию в Ашхабад, а для любителей астрономии опубликовал инструктивные статьи в летних номерах журналов "Наука и жизнь" и "Земля и Вселенная". Результаты наблюдений Леонид нашей экспедицией и другими группами были опубликованы в самом первом номере журнала "Астрономический вестник" (организованном в 1967 г. вместо "Бюллетеня ВАГО"). В ту ночь активность метеорного дождя достигла 140.000 метеоров в час, но… в США, у нас же (увы!) настало утро.
22 октября 1972 г. ожидался еще один метеорный дождь - поток Дракониды. Снова была организована экспедиция в Ашхабад и предварительные публикации инструкций в журналах для любителей астрономии. (Результаты наблюдений были опубликованы в "Астрономическом вестнике" в 1974 г.)



Экспедиция на Сихотэ-Алинь в 1970 г. Я в телогрейке на голое тело, в руках - осколок метеорита

В ноябре 1972 г. я перешел на работу в Комитет по метеоритам (КМЕТ) АН СССР и занялся в основном научно-организационной работой по поиску новых метеоритов для коллекции АН СССР. Еще работая на ВДНХ, я участвовал в двух экспедициях КМЕТа (в 1970-1971 гг.) по изучению огромного знаменитого Сихотэ-Алинского железного метеорита, который упал 12 февраля 1947 г. в Приморском крае в уссурийскую тайгу. А в 1973-1975 гг. принимал участие еще в трех экспедициях. Начальником всех пяти экспедиций был председатель КМЕТа Е.Л. Кринов (1906-1984), крупнейший исследователь метеоритов в СССР.



Поиск железных метеоритов с помощью миноискателя в уссурийской тайге

Очень кратко о самом метеорите. Метеорит массой более 100 тонн при полете в атмосфере раздробился на тысячи частей и выпал в тайгу в виде железного дождя, образовав 24 больших кратера и сотни воронок и лунок. Большие куски при ударе о скальный грунт разбивались на тысячи малых осколков и вылетали из кратеров на сотни метров. Все эти части метеорита мы искали в почве с помощью металлоискателей и привезли в Москву около 30 тонн. Об этом метеорите много написано. Лучшими, на мой взгляд, являются книга "Железный дождь" Е.Л.Кринова (Наука, 1981), статья "Сихотэ-Алинский метеорит" В.И. Цветкова (журнал "Природа", 1989, № 8) и статья в БСЭ (2-е издание, т. 39, с. 143), где помещен цветной рисунок огненного шара (болида) с огромным черным хвостом, выполненный очевидцем, - художником П.Медведевым.



Экспедиция на Сихотэ-Алинь в 1974 г. Заготовка кедровых орехов

В КМЕТ приходило много писем о наблюдениях болидов и находках метеоритов, а также бандероли с образцами для диагностики. Все они проверялись, лично я написал около 5000 ответов. Таким образом была создана сеть добровольных корреспондентов, которые немало нам помогли. Например, после публикации в 1983 г. в журнале "Вокруг света" интервью со мной ставропольского журналиста Ю.Н. Христинина о метеоритах края, два девятиклассника из села Ивановки в Татарии нашли новый каменный метеорит "Ивановка" (9 кг) и приехали с ним в Москву. Было много командировок за новыми метеоритами после сообщений об их находках, в том числе и в музеи. Так, в краеведческом музее г. Ветлуги (Нижегородская обл.) около 30 лет хранился каменный метеорит "Ветлуга" (780 г), упавший в феврале 1949 г., а в краеведческом музее г. Ачинска (Красноярский край) - каменный метеорит "Преображенка" (414 г), за ним я летал в г. Ачинск. Более 70 лет у жителя Самары Петросяна хранился каменный метеорит "Ереван", который упал в начале XX в. на окраине г. Еревана, и только статья в "Комсомольской правде" о метеорите "Ветлуга" побудила его передать этот метеорит в Москву в КМЕТ.



Село Царев, Волгоградская область. Сентябрь 1979 г. У найденных экземпляров метеорита Царев.



Село Царев, Волгоградская область. Сентябрь 1979 г. Погрузка метеорита массой 294 кг

Значительным событием была находка в 1979 г. самого большого в СССР каменного метеорита "Царев" (1,6 т) в Волгоградской обл. в виде метеоритного дождя (всего было найдено 80 осколков массой от 284 кг до 50 г, "Правда", 11 апреля 1982 г.). Как потом выяснилось из архива болидов КМЕТа, метеорит упал 6 декабря 1922 г., а найден был на полях совхоза газосварщиком Б.Г. Никифоровым. Он был весьма образованным человеком, много читал. Побудила его сообщить о находке моя статья "Сообщите непременно" в журнале "Наука и жизнь" № 9 за 1974 г. Изучению метеорита "Царев" посвящено много работ в разных изданиях, в том числе мои статьи "Новые метеориты СССР" в сборниках "Метеоритика" (1978, № 37; 1982 г., № 40, 1986 г., № 45).
Истории падения и находок многих метеоритов описаны мною в статьях "Посланцы космоса" ("Земля и Вселенная", 1991, № 4) и "Рассказы о метеоритах" (там же, 1994, № 5). Совместно с И.Т. Зоткиным мы обработали хранящийся в КМЕТе архив (около 2500 сообщений) о полетах болидов в атмосфере с начала XX в. и оценили приток метеорной материи на Землю - около 100 т в сутки.



У кратера, образованного метеоритом Стерлитамак 17 мая 1990 г.

Очень ярким событием в нашей науке было падение железного метеорита "Стерлитамак" в Башкирии 17 мая 1990 г. Когда нам об этом 20 мая сообщили по телефону из Уфы, я и М.И. Петаев уже через день были на месте падения. На хлебном поле мы увидели кратер диаметром 10 м и глубиной 5 м и начали изучение кратера и метеорита вместе с местными учеными. Я объезжал поселки и деревни, опрашивая очевидцев полета болида. В кратере нашли два куска метеорита массами 3 и 6 кг, ас помощью миноискателя - еще около 1,5 кг осколков вокруг. Через год школьники нашли метеорит массой 315 кг, который экспонируется сейчас в музее Уфы. Общая масса метеорита оценивается примерно в 1 т (но не все еще найдено).
Изучением Тунгусского метеорита я никогда не занимался и не был на месте его падения. Однако к 60-летию его падения опубликовал (совместно с А.Н. Симоненко) большую популярную статью "Тунгусский метеорит" ("Красная Звезда" от 30 июня 1968 г.) и установил приоритет гипотезы американского астронома Хархоу Шепли, что Тунгусский метеорит был небольшой кометой ("Земля и Вселенная", 1970, № 4).
В итоге научно-организационной работы мною выявлено 25 новых метеоритов (рекорд СССР!), поступивших в коллекцию КМЕТ АН. Как хорошо известно, метеориты являются осколками астероидов, т.е. малых планет. Я горжусь тем, что астероиду № 4428 присвоено название "Хотинок".

Публикация: "Физика": еженедельная газета издательского дома "Первое сентября". № 13/03, 2003 г., с. 10.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Этот форум закрыт, вы не можете писать новые сообщения и редактировать старые.   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов МЕТЕОРИТЫ. РУССКОЕ ОБЩЕСТВО ЛЮБИТЕЛЕЙ МЕТЕОРИТИКИ -> ПРИЛОЖЕНИЕ. Из архива Романа Львовича Хотинка Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group